Для тех, кто прислушивается к импульсу исторических событий, переломный момент в новейшей российской истории произошел еще в 2014 году после западного переворота на Украине. В 2014 году России становится ясно, что ее западное путешествие заканчивается и следует, пожалуй, величайший конфликт в истории государства — война, в которой ее враг впервые в истории полностью снимает маску. 

Становится ясно, что эта война будет происходить как в духовной сфере, так и в физической. Многие на Руси этого не чувствовали, живя по инерции в духе идей западно-фаустовского мира, ошеломленные блеском умирающей цивилизации. Западное завоевание мира не имеет параллелей в истории.  

Изменения происходят слишком быстро, и страх, что Россия окажется в страшном геополитическом одиночестве, уязвимой снаружи и внутри, существует в частях элиты, которые рассматривают отрыв от вестернизации как отрыв от собственного существа.

«Россия не погибнет из-за расчленения, а начнет заново налаживать весь ход своей истории. Она, как великий организм, вновь примет во внимание совокупность своих членов, распространяющихся по рекам и морям к горам, к углю, к хлебу, к нефти, к урану», — писал Иван Ильин.

Тем не менее, похоже, что в России сегодня, несмотря на все ответвления в другие сферы, ясно складывается мысль о том, что брошенный перед ней вызов требует нового подхода.

От исхода войны на Украине зависит судьба России и, в конечном счете, судьба всего мира. Владимир Путин и Россия, которую он возглавляет, столкнулись с огромным вызовом. 

Старые идеи не умирают, они ищут новые пути и новых людей — вывозят древнюю историю в новом облике. В точках бифуркации (как говорят ученые) или точках открытости и надежды (как говорят христиане) к выходам из неудачных вавилонских башен, в воссоединении Бога и человека рождаются общества, способные быть «Катехоном» – осмысленной и творческой силой, которая «удерживает» мир и не дает ему скатиться в Апокалипсис, предлагая человеческой цивилизации время для переосмысления и искупления.

Без этой точки невозможно понять, как небольшая группа христиан смогла направить поток Первого Рима и оплодотворить его, а после создания успешной симфонии во втором Риме (без которой невозможно понять долголетие Восточно-Римской империи) укрепленная и созданная Империя нашла свое окончательное отражение в Третьем Риме (четвертого Рима, по словам пророков, не будет). Переломные моменты мировой истории заставляют мир задуматься о значении и ценности; они поднимают нас на гору, с которой видно больше, по словам сербского Тайновидца, позволяют увидеть горизонт возможностей и сдерживают всадников Апокалипсиса.

Россия была Катехоном во всех исторических формах: как московская империя, как Российская империя, как СССР, так и Российская Федерация. Прежде чем остановиться на возможностях выхода России из глобального тупика, на ее укреплении и продолжении священной русской истории, остановлюсь на человеке, который ознаменовал первые десятилетия 21-го века и возвел Россию в меру ее Креста и Воскресения – Владимире Путине.

Его личность, несомненно, войдет в светлую сторону российской и мировой истории, как фигура страстного человека, способного вывести свой народ и страну из ловушек процессов глобализации. Ясно, что ни один правитель не велик сам по себе, что он делает что-то, что делает его великим, но прежде всего это соединение личного и коллективного – способность служить Богу и своему роду, и видение творить вопреки всему.

Несомненно, в русском случае речь идет о двойном выборе – Божьем и человеческом. Ни один человек не может сидеть на русском престоле, быть введенным на престол византийских императоров, продолжать традиции русской священнической истории, не давая этого. Выжить и остаться на этом пути - это всегда личный выбор. 

Новая западная империя, как глобалистское творение, созданное в капиталистическом мире, возникшее из протестантского духа, выходит за национальные рамки, создавая сетевую структуру, то есть выходит за рамки формы национального государства (поэтому неправильно привязывать его к какому-либо государству, даже США), поскольку его власть не ограничена законами и не определяется географией. Таким образом, Империя в некоторой степени материализовалась на мировом рынке – экономическом проекте капитализма, который в конечном итоге становится глобальным антигосударством. По большей части она окончательно сформировалась после краха красной империи.

Что может противостоять такой империи? Империю другого вида и типа? Или другого контента? И я возвращаюсь к одному из предыдущих вопросов – можно ли принять концепцию правления, не принимая дух? С другой стороны, логика движения западной цивилизации порождает одну империю, а восточное движение порождает другую? Могут ли быть одновременно империи типа Карла Великого и Петра Великого, то есть их духовно-материальные продолжатели? По проницательной оценке Александра Сергеевича Панарина, первый Рим как духовное явление закончился при Карле Великом, а не в V веке с его варварским завоеванием. Царства и империи, какими бы физическими они ни были, системы институтов, также являются творениями духа, созидательного или разрушительного, или того и другого, и до тех пор, пока есть те, кто служит им духом и миссией, они существуют и имеют возможность переродиться.

Почему и как произошел распад советской империи, которая была страной с мировыми претензиями? Распался ли СССР из-за «дезертирства элиты в эпоху катастрофы» или же это «величайшая в истории победа Запада»?

Миломир Степич отвечает на встречные вопросы: "как долго Москва сможет контролировать и дисциплинировать спутники? И какой ценой – экономической, военной, политической и любой другой? А что будет в ближайшие тридцать лет, от начала гласности и перестройки до наших дней, с Россией и русскими? Каким будет их "состояние нации" в начале третьего десятилетия XXI века, с гипотетическим продолжением разрушения идентичности? В этом контексте можно ли трактовать распад Советского Союза не как регресс, а как отступление Кутузова? Оборона как предпосылка наступления. Можно ли найти аналогию в «распаде Югославии и сербской судьбе?»

Возникает еще один вопрос – Мог ли советский тип человека, все еще несущий в своем глубоком слое бытия залог будущего обновления, то есть православный дух общения, быть привлечен к преобразованию империи, потому что, по мнению Неманьи Джукича, хотя и коммунизм, и капитализм являются современными проектами, они не обладают равными социальными возможностями.

"В то время как капитализм был построен на принципе капитала, коммунизм был построен на идее человека и сообщества. Следовательно, коммунизм по отношению к капитализму обладал более высокой степенью коллективизма, что делало его более восприимчивым к культурным принципам ортодоксальной цивилизации (например, идеи соборности). Условно говоря, коммунизм был более соборным, чем капитализм, поэтому переход коммунизма в православную цивилизацию, следовательно, был возможен. Конечно, соборность коммунизма была светской. Если мы понимаем секуляризацию как разгрузку чего-либо от имманентной цели, то секуляризация социального существа и состоит в разгрузке социальности от личности и сообщества как самой цели социальности (по этой причине Ален Турен мог сказать, что сегодня на Западе больше нет общества). В частности, это означает, что светская основа коммунизма основывалась не на ценности, а на социальной цели, провозглашенной ценностью – она основывалась на идее гуманизма, а гуманизм – это не ценность, а рациональный антропоцентризм-идеологическая концепция рационального современного человека как меры всех вещей.

Разве дело не дошло до трансформации Империи и естественного становления великодержавной российской государственности?

Это произошло по более сложной причине, когда продукт внутренней кремации – проект был разорван, когда не все сторонники перестройки были предателями, это было отражением методологии глобального политического прогнозирования и много чего другого (новое мышление, четко продуманные лозунги). 

Слому 80-х годов XX века способствовали сформировавшийся дух эгоизма, жадности "элиты", внутреннее зло от реформ, от содержавшегося в них иноземного концептуального вируса в виде расхлябанности и вседозволенности либеральной идеологии, ради ценностей которой должна была принесена на алтарь концепция великодержавной российской государственности,  соборный победоносный русский дух, питаемый православием и явно проявившийся в победе в Отечественной войне.

Заблуждение о том, что мир движется к эволюционному прогрессу, существует уже давно. Это явление было полностью разоблачено по своему характеру Николаем Яковлевичем Данилевским: "Прогресс не в том, чтобы постоянно идти в одном направлении, а в том, чтобы пересекать все поле, являющееся ареной исторической деятельности человечества, во всех направлениях. Поэтому ни одна цивилизация не может гордиться тем, что представляет собой высшую точку развития по отношению к некоторым предшественникам или современникам во всех направлениях развития”. Каждый народ вносит свой вклад в творческую или разрушительную стихию, выполняет свою миссию на земле или отвергает ее, но мир, который в значительной степени забыл о Боге и осознании того, что только богу принадлежит окончательное руководство историей, идет к новому потопу и концу, что может означать новое циклическое движение исторических процессов или реальный конец. Из чего состоит русское задание? Что ей дали?

Россия, которой было уготовано быть ресурсом для дальнейшего питания хомо экономикус, восстала. Та Россия, которая в своей истории разрушила семь империй зла и чья метаисторическая задача, по словам Ранко Гойковича, указана еще в древнерусской христианской литературе Киевской Руси: „Киевский митрополит Иларион, первый этнический русский на Киевской церковной кафедре, в своей работе "Слово о законе и благодати" подчеркивает духовную силу как существенную в результате объединения (до Крещения Руси разрозненных) славянских племен в единый народ, русский народ. Так, в этом шедевре древнерусской литературы, помимо того, что подчеркивается в самом названии, то, что с приходом Христа в мир свет и истина восторжествовали над законом, здесь впервые изложена особая миссия русского человека в борьбе со злом. И действительно, было немало тех «империй зла»,  которые штурмовали Россию и в конце концов распались в борьбе с Российской «Империей Добра».

После распада советской империи началось свержение международных организаций, баланс пошатнулся, представления о добре и зле, истине и лжи были подавлены, а дух человеколюбия подвергся насмешкам и обречен на ритуальную гильотину нового мирового порядка. Русская цивилизация, веками сохранявшая победу злых духов на евразийском пространстве и восстанавливающая равновесие, была побеждена представителями „золотого миллиарда”.

Вернемся к настоящему. Таким образом, мы находимся в периоде структурного кризиса мировой экономики, связанного с технологической революцией, по оценке Сергея Юрьевича Глазьева, то есть в терминальной фазе кризиса Запада по оценке Синиши Лепеевича. На наших глазах разворачивается война мирового масштаба, которая долгое время находилась в стадии подготовки. Мы находимся в необычном историческом моменте, мир находится на опасном краю, не впервые в истории. Сужается горизонт выхода из кризиса, действует так, будто здравый смысл отступает перед необходимостью любой ценой сохранить западное господство.

Но стоит только внимательно следить за выступлениями Владимира Владимировича Путина, и ясно, что Россия перешла границу, после которой пути назад нет. Уступки, отступления, снисходительность, сдержанная речь навсегда исчезли в вихре войны на Украине. Россия готова к матчу-реваншу. Из чего он будет состоять? Что происходит на наших глазах на востоке? Воскресшая империи, которая превзойдет все предыдущие по силе, потому что перед ней стоит величайший вызов. Каким он будет и в какой степени продолжится в священной русской истории? Какие проблемы у нее впереди? Какие ответы дает российская история?

С какими силами ведет войну Россия и мир, стоящий рядом с ней? Какие изменения привели к завершению процессов глобализации? Какая форма государственной структуры может противостоять неолиберализму, если неоимперские очертания приобретают и США, и Китай?

Вся логика ситуации идет к тому, что на территории бывшей Хазарии решится и вопрос смысла русского страдания, и смысл исторического момента, который вновь открывает пространство для формационного (творческого) решения «русского вопроса», неотделимого от мирового историософского вопроса об устройстве зарождающегося нового мира, для которого требуется отход от просвещающего ума, окрашенного марксистским взглядом: «поэтому следует признать, что сознание современных интеллектуальных элит, питающихся "великими учениями" Запада от коммунизма до либерализма, в принципе, не соответствует характеру глобального вызова. А именно, сегодня правящая либеральная идеология не имеет в запасе идей, которые согласуются с основными проблемами нашего революционного времени."(Александр Сергеевич Панарин). Пророческие слова великого русского мыслителя раскрывают масштаб будущего русского реванша, который должен быть дан в области духа-в области психосферы, историософии, веры, культуры и геополитики.

Теолог и профессор сербского языка, организатор «Бессмертных полков» республики Милана Бабич.

Подпишитесь на нашу рассылку
и будьте в курсе

0 комментариев

Написать комментарий